Проект «Трансгруза» по 109 кварталу: дежурство не отменяется

До 17 лет я жила на улице Скляренко. Это район Постникова оврага, который сейчас застроен высотками «Трансгруза». У нас был частный дом, большой двор и баня. И полная улица друзей. Вообще, наш частный сектор сильно отличался от того, как выглядит эта территория сейчас. Иногда я хожу там, иногда проезжаю. Останавливаюсь. Шарю глазами по этой серой, закатанной в бетон улице, забитой автомобилями и людьми. Пытаюсь вспомнить… Так, вот здесь был наш дом, здесь росли ранетки, тут – дикая груша. Здесь жила баба Шура, а вот тут мы собирались ребятами, чтобы жечь костер, печь картошку в углях и рассказывать друг другу страшные истории.

Летом в нашем проулке, размером в 16 частных домов, был рай. Все друг друга знали, двери были настежь открыты – детьми, мы ходили обедать в тот дом, который ближе. Потому что там жил друг. Крапивница… Так мы называли заросшую кленом, дикими яблонями, крапивой, лопухом и коноплей тропинку, ведущую от соседнего со мной дома до Инженерного переулка. Существует ли сейчас этот переулок? Или его тоже застроили каменными глыбами… Почему мы уехали отсюда? Почему допустили, что в этом когда-то спокойном месте размером в 20 избушек, появились эти каменные гиганты?

Я никогда не забуду, как нас расселяли. Люди разделились на два лагеря – одни были «за», другие «против». Нет, в благоустроенные квартиры уехать хотели все, потому что несмотря на летнюю романтику детства, ходить в туалет на улицу и ставить ведро под мойку никому не нравилось. Но насколько сильным было желание людей уехать, настолько же сильным было желание «Трансгруза» сэкономить. Жителям предлагали скотские условия – за те деньги, что они давали можно было купить что-то приличное разве что на 116 километре. Это, напомню, было 13 лет назад. Никаких соцсетей, никакой открытости власти. Докричаться до верхушки было сложно, да и не верил никто. Уставшие люди рабочих профессий, пенсионеры, дети с одной стороны и хитрые, холеные, самое главное – бесплатные — риэлторы от «Трансгруза».

Нам повезло, благодаря боевому характеру моей мамы, мы получили то, что положено нам по закону. Это было не просто – мы прошли через массу процедур, слез и скандалов. Но выстояли, выстрадали. И практически не застали период ночных дежурств: после того, как при загадочных обстоятельствах сгорел дом упертого в своих квартирных желаниях соседа Игоря, народ объединился. Был составлен график – кто дежурит в эту ночь. Несмотря даже на это, был сожжен еще один дом, правда в этот раз дежурный отчетливо видел мотоциклиста, промчавшегося по улице и что-то бросившего во двор жертвы. После этого полыхнуло. Не знаю, чем тогда все закончилось. Слышала только, что даже дело не было заведено.

Расселение шло около года. Все дома, которые были нужны «Трансгрузу», он все-таки снес. Люди, пережившие этот сложнейший в их жизни год, тоже, почти все, получили что хотели. Радостные, они улепетывали отсюда – от туалета на улице, помойных ведер, страха ночных пожаров и бесконечных скандалов.

Вот поэтому мы уехали отсюда. И нам повезло.

Я помню, как «Трансгруз» предлагал нам подождать, пока они построят дом и получить квартиру здесь же, в новостройке. Кое-кто из соседей клюнул на это заманчивое предложение. Им повезло меньше всех. Потому что во время застройки Оврага, «Трансгруз» был озабочен лишь возведением высоток, а инфраструктуру не обеспечил.

Да, они получили красивую и просторную квартиру. Но – ни парковки, ни новой школы, ни новой поликлиники, ни нового садика поблизости не было. А старые не справлялись.

Школа №58 оказалась не готова к многотысячному наплыву новичков. Помню, как директор Алексей Петрович Дегтев говорил мне, что для удовлетворения всех заявлений от новых жильцов, ему нужно будет ввести не две смены, а все шесть. Потому что, грубо говоря, отток детей из школы из-за расселения составил несколько десятков детей, а приток – несколько сотен. И это только с нашего проулка, тогда как «Трансгруз» расселял не только Скляренко и Инженерный переулок, но и Крутой Овраг. И счет уже перевалил далеко за тысячу.

У меня дежавю. Сейчас «Трансгруз» намерен застраивать 17-этажками 109 квартал в Ленинском районе Самары. Я смотрю на это и, кажется, что я снова дома. Мне опять 17 лет. И снова мама плачет. И опять пора на дежурство…

В ноябре я писала пост о том, как прошли общественные слушания по этому проекту в электронном виде. Тогда, якобы, большинство людей поддержало проект. Нет, я верю, что людям из деревянных домов очень хочется пожить в человеческих условиях, также, как когда-то хотелось и моей семье. Я верю, что они проголосовали за. Но их не так много. А кто все остальные? Кто эти люди, которые поддержали проект высоток в старом центре. Проект, который, в стиле «Трансгруза», не предусматривает внятной инфраструктуры (садик на 60 мест, который обещает застройщик, не аргумент, а, скорее, издевательство). Проект, этажность которого не выдержат коммуникации.

Но меня радует, что сейчас не то дремучее время, в какое расселяли нас. Власть сейчас открыта людям. Социальные сети, активные граждане, блогеры, реформа МСУ. Сейчас такой проект пропихнуть – нереально. Застройщика просто сожрут, устроят такой «пиар», что наверняка дойдет и до федерального центра. И то, как настроен народ, мы видели во время недавних открытых слушаний по застройке 109 квартала.

Пора «Трансгрузу» понять, что старые методы – не работают. Придется считаться с людьми, на которых он привык только зарабатывать. Я уверена, что они уже это поняли. Что бизнес, особенно строительный, должен быть социально ответственным. А если нет, так полно других компаний. Воевать и трепать нервы людям – бессмысленно. В процесс вовлечены не только люди, которых нужно расселить, но и все городское сообщество.

Наталья Быкова, специально для province-s.ru

Фото Евгения Синюкова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*