Детский врач Сергей Китайчик: что-то в нашей работе есть от Бога

Китайчик Сергей Михайлович
Китайчик Сергей Михайлович

Сергей Китайчик — кандидат медицинских наук, доцент кафедры детских инфекционных болезней СамГМУ, заслуженный врач России. Сейчас он возглавляет детскую инфекционную больницу №5. Знаток своего дела, патриот и просто интересный и образованный человек. Мы проговорили с ним несколько часов на разные темы — от медицинских до творческих. Но больше всего доктор Китайчик рассказывал о проблемах, связанных с инфекциями — ведь на сегодняшний день проблема их развития очень актуальна. И он посветил жизнь изучению этих опасных микроорганизмов.

— Инфекции существуют столько же, сколько и человечество. Это живые организмы, которые борются с человечеством также, как и мы с ними. Они очень разные: какие-то передаются воздушно-капельным путем, какие-то через укусы насекомых. Например, комаров. Какие-то через продукты питания, предметы обихода и так далее. Инфекции различны и по тому, что они поражают — дыхательные пути, кишечник, почки.

Очень многие болезни имеют инфекционное начало. Например, рак шейки матки вызывается тем вирусом, против которого на сегодняшний день разрабатывается вакцина. Язвенная болезнь желудка, рак желудка, бронхиальная астма и так далее. Список очень большой.
Поскольку железный занавес давно открыт, мы можем привезти из путешествия экзотические для нашей местности инфекции. В том числе — лихорадку Эбола, желтую лихорадку. И борьба с ними — это уже вопрос безопасности государства.

Коварство инфекций в том, что они приспосабливаются, вырабатывая защитные элементы, чтобы не погибнуть от воздействия противовирусных или противомикробных средств. По данным ВОЗ, через 10-15 лет антибиотики будут неэффективны вообще. И тогда инфекции будут чувствовать себя настолько вольготно, насколько вообще возможно. Отсюда резко возрастет летальность. Поэтому разработка новых методов борьбы с ними — Это вопросы безопасности государства.

Инфекции имеют особенности эпидемии (поражение локальных территорий) и пандемии (когда охвачено все человечество). Это уже проходило человечество. Грипп — испанка. 1918 год. Тогда людей умерло людей больше, чем в первую мировую войну. Также мы проходили пандемию с заболеваемостью холерой и чумой.

— Сейчас, слава Богу, это все в прошлом.

— Мы проводим хорошую профилактическую работу, чтобы не было крупных вспышек заболеваемости. Инфекции ведь обладают сезонностью: в зимний период приходят одни, в летний — другие. Но, к счастью, ни один ребенок у нас от серозного менингита не погиб.

— Я помню сильную вспышку менингита в 2011 году. Тогда дети лежали в коридорах…

— Нам нужно строительство еще одного корпуса. Для того, чтобы улучшить условия пребывания больных в стационаре. Здание, в котором мы находимся, 1948 года. Это был проект детского сада, который впоследствии переработан под детскую инфекционную больницу. Под прежние условия здание подходило, а сейчас все иначе. Раньше ведь без матерей госпитализировали. Только дети лежали. Штат был другим.

— Утопический вопрос: как не заразиться инфекциями?

— На самом деле все просто — должна быть культура населения. Но это очень обширное понятие, которое включает в себя весь спектр методов борьбы с инфекциями. Одеваться по погоде — это проявление культуры? Да. Гигиена — безусловное проявление культуры. Вакцинация.
Есть и другой момент — это разработка новых вакцин, совершенствование существующих методов борьбы. Создание бактериофагов.

— Вы заговорили о культуре… Не секрет, что часто случаются конфликты между врачами и пациентами.

— Это случается, да. Потому что все люди разные. Сказать что во всем виноваты пациенты или во всем виноваты врачи — нельзя. По-разному бывает. Я считаю, что должна быть культура общения, культура быта. Умение друг-друга услышать. В нашей специальности один из главных нюансов заключается в том, что врач должен проявлять участие в судьбе больного. Он не должен встречать пациента, не поднимая на него глаз, проявлять равнодушие. С этого начинается конфликт, с этого начинается и любая болезнь.

С другой стороны — и пациенты не должны врываться к нам в кабинет с криками и хамством. Раньше такое сложно было представить, чтобы на врача в 50-ые годы кто-то пьяный на врача напал. Или даже голос повысил. а сейчас это — сплошь и рядом.

— С учителями тоже самое…

— Это культура, культура поведения, которой нет. Она формируется в детстве — в школе, в детском саду, она перенимается от родителей. Поэтому нужно больше внимания уделять образованию — читать больше художественной литературы, а не играть в стрелялки на телефонах.

В школе должны изучать сказки, не изуродованную историю собственного государства, а литературу и русский литературный язык. Сейчас этого фактически нет. Я студентам иногда задаю вопрос — а как звали врача-писателя Булгакова? Молчат. Чехова не знают по имени отчетсву. Куда это годится…

И вот потом такие «грамотные» люди начинают кричать о вреде прививок.

— Помню целые петиции создавали. Якобы, прививки вызывают аутизм.

— Аутизм, скорее всего, у тех, кто готовит подобные петиции. В Германии, например, никто не заставляет делать прививки. Там нет никаких планов, нормативов. Но там прописано законодательно: нет прививки? Ни в детский сад, ни в школу, ни в институт, ни на работу ты не устроишься. Все. Ты изгой. А дальше твои проблемы. Демократия — свобода выбора.

— У нас, вроде, тоже не берут — ни в детсад, ни в школу.

— Да вы что! Попробуйте не взять — они придут и будут стучать ногами. И прокуратуру приведут. А то что это угроза как для самого ребенка, так и для других детей — это их не волнует.

Видите? Все начинается с культуры.

— А как вы начали писать стихи, расскажите.

— Я не поэт. И когда мне говорят, что я поэт — я начинаю иронизировать над этим. Это просто хобби. Свое первое стихотворение я написал в детстве, когда мы с папой были за Волгой. У нас палатки стояли на Проране. Внезапно погода начала портиться — тучи, дождь! И сильный град прошел — аж всю поляну скосило намертво. И мне в голову тогда первые строчки пришли: «Пробежал над полем град и посеял льдинки, поломал он всем цветам слабенькие спинки». Мне было 8 или 9 лет.

Стихи — это определенная отдушина. Я очень люблю поэзию. Почти у каждого российского поэта я нашел свои любимые стихи — они под настроение, под определенное время года. Под ситуацию. Но есть поэты, которые мне особенно нравятся — это Пушкин, хотя он мне больше как прозаик нравится. А из всех прозаиков больше всего я люблю Чехова: обожаю его русский язык, его иронию.

Мне нравится ранний Маяковский, романтика Михаила Светлова. Люблю Цветаеву, Вяземского, ну и так далее. Ближе всех по духу мне Роберт Рождественский — его лирика, его гражданская позиция, его любовь к одной женщине.

Стихи Сергея Китайчика:

Был рядом с мальчиком отец
Слез не стеснялся.
Ребенок без сознания был —
в бреду метался.
Дышал, как рыба на песке —
Жизнь уходила.
Всем показалось в этот миг —
Смерть победила.
Ну, что, костлявая, опять
С тобой сразились!
За жизнь его мы целый день
В отчаянии бились.
Я дважды сердце заводил —
Сам удивлялся.
А мальчик очень жить хотел —
Как он старался!
Мы колдовали целый день —
Прервали драму.
А мальчик вдруг глаза открыл —
позвал он маму.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*